У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Katekyo Hitman Reborn. Теневой враг

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Ошибка...

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Название:
Ошибка...
Участники:
Daemon Spade, Giotto(вступление в момент рухнувшей иллюзии), G. Archery
Время:
Вечер, улочки Палермо
Краткое описание:
Деймон слышал о Вонголе. Молодая семья, защищающая интересы граждан - это ему очень понравилось. Он начал искать ее, а когда нашел, ему отказали в присоединении за его ужасающую репутацию. Это были враги Вонголы, которые прикинулись ее бойцами и отклонили присоединение Деймона к Вонголе, чтобы такой сильный иллюзионист им не достался. Деймон этого не понял, и поэтому обозлился, но попыток найти Вонголу не оставил. Только пылу прибавилось. И вот однажды, в каком-то из переулков Палермо Деймон наткнулся на Джи. Озлобленный он набросился на Арчери в своей излюбленной манере. За Спейдом уже тянулась череда смертей и просто искалеченных жизней(Деймон свел их с ума своими психоделическими иллюзиями). Теперь он добрался до первого хранителя Вонголы. В результате произошла схватка.

0

2

Что начинает твориться в мозгу человека, который желая защищать невинных и слабых, вроде как находит своих единомышленников, а они отвергают его, утверждая, что он не достоин? Он, человек из знати, лучше остальных понимающий насколько людям обеспеченным и влиятельным безразлично будущее своих подопечных, не достоин? Что за вздор?! Готовый на полном серьёзе отречься от своего прошлого, поставив крест на своём будущем, служа лишь цели улучшения мира, не щадя и не жалея себя… Н е д о с т о и н?!  Это приводит в состояние полного бешенства, особенно учитывая истинно взрывной характер итальянца. Да, как один из лучших представителей аристократии, он умел скрывать и сдерживать свои эмоции, но только лишь до определённого момента.  И сейчас его самообладание улетело в трубу.  Ярость, искреннее непонимание и обида настолько сильно захлёстывали душу и разум Деймона, что даже горячо любимая Елена не могла уже совладать с этим дьяволом. Если они не захотели принять его в свои ряды и принять помощь, которую так великодушно им предлагали от чистого сердца  – не беда. Значит, в этой кучке «бойцов за справедливость» нет ни малейшей необходимости, придётся делать всё самому и своими руками. Хах, очередное разочарование… Этот мир с его людьми никогда не перестанет удивлять в худшую сторону. Мерзкие твари…
Вы когда-нибудь задумывались, почему военный в отставке из всех возможных орудий выбрал именно косу? У любых действий и поступков есть своя цель, понятная, как кажется на первый взгляд, лишь тому, в чьей голове это происходит, но это не так. Путём недолгих логических размышлений, первое, что приходит на ум – Смерть, ведь именно коса являет собой её символ. Мужчина, убивший за свою жизнь не один десяток людей (это лишь те смерти, о которых известно, а скольких он ещё погубил, тщательно скрыв своё причастие к этому?), собственноручно решая кому жить, а кому умирать, словно тот самый Всадник на чёрном коне, предваряющий конец всему живому, он шёл к поставленной цели.  Карая плохих мальчиков и девочек, оставляя для их боссов за собой кровавые следы, Спейд давал им явный знак: грешный праведник придёт и по их душу, рассекая бренные тела своим орудием, если их злодеяния не завершатся. О, несмотря на невероятную жажду крови в состоянии ярости, он ещё был в своём уме и без необходимости кулаками не махал. Как и полагается истинному аристократу, он с должным уважением относился к жалким смертным (достаточно уважительно по меркам Деймона, конечно же), и, если те были достаточно умны для осознания всей обречённости ситуации и добровольно ретировались, он их щадил.  Позволял волочить своё жалкое существование во всепоглощающем страхе, что если они будут плохо себя вести – это чудовище придёт и лишит их с начала рассудка, а после и жизни, беспощадно терзая их и вынуждая самих умолять о смерти. Эта мысль настолько прочно заседала в мозгу, превращаясь в паранойю, что постепенно любой шорох был причиной сильного страха, разъедающего, разрушающего разум, превращающего здравомыслящих людей в психопатов, которые находили утешение лишь в самоубийстве. 
Количество сражённых возрастало с каждым днём в геометрической прогрессии, но даже покорное служение великой цели утомляло. Являясь истинным ценителем прекрасного и любителем прогулок в гордом одиночестве, мужчина решил устроить себе выходной, совместив приятное с полезным. Он любил оставаться наедине с самим собой, погружаясь в самую пучину своих мыслей, из всего множества выуживая самое важное и тщательно обдумывая каждый свой шаг. Углубление в свой собственный мир в некотором плане облегчало его ношу, позволяя разумом разграничивать реальное и мнимое, на время, унимая столь сильно пылающий в его душе огонь. Размышления успокаивают, словно ты имеешь возможность побеседовать с человеком, который понимает тебя лучше себя самого, и ты сам являешься этим собеседником,  находясь в состоянии покоя и не беспокоясь остаться непонятым или отвергнутым. Ты сам себе друг и сам себе судья. А сейчас… Главное на повестке дня – это Вонгола. После того случая, Спейд лишь с большим рвением начал искать верхушку  этих зазнаек, дабы показать кто есть кто на самом деле. Проведя собственное скрытое расследование, ему удалось узнать достаточно много, но не достаточно, чтобы вычислить их местоположение и с парадного входа высказать им своё «фи». Всю полученную информацию следовало упорядочить в собственной голове, выстроив в определённом порядке и разработать дальнейший план действий. Имея в наличии их имена, данные о внешности и некоторые сведенья о характерах и способностях, он собирался через одного из них выйти и на остальных, только оставалось придумать как…
Последней точкой, в которой засекли некоторых из Хранителей – был Палермо. В отличие от остальных городов, здесь иллюзионист ещё не успел привлечь внимание своими выходками, предприняв другую тактику: выждать, пока эти люди сами каким-то образом выкажут себя. Ну а сегодня у него выходной. Глубоко вдохнув и довольно улыбнувшись, не желая больше думать об этом, он отправился с прогулкой по городу. Прекрасная погода и тёплый вечерний ветерок располагали к расслабленной, неспешной ходьбе, позволяя взгляду цепляться за проплывающими мимо зданиями. Архитектура города завораживала: невообразимое количество соборов, маленьких улочек, прекрасных парков - это всё радовало глаз и успокаивало душу, позволяя отпустить свои мысли, начиная думать о чём-то, более прекрасном и возвышенном. Ноги вели Деймона сами, куда хотелось им и после непродолжительных передвижений, они завели его в роковую улочку. Что обычно случается с людьми, встречающих на своём пути объект своей ненависти, поисками которого они уже давно заняты, а поймать его никак не получалось? В первую очередь – ступор. Замирая на месте, не в состоянии первые доли секунд здраво мыслить, их тело и разум застилает лишь всепоглощающая ярость.  Ты теряешь контроль и над телом, и над своим сознанием, полностью отдаваясь чувствам и животным инстинктам. Будь сейчас на месте этого мужчины кто-нибудь другой – именно так всё и было бы, однако сейчас лишь в глубине его души что-то ёкнуло, сбив дыхание, пока не нарушив мнимого внешнего леденящего жилы спокойствия. Эти волосы, в лучах заходящего солнца, горящие, словно алая свежая кровь, тату, напоминающее чем-то языки пламени, сигарета в зубах и  так небрежно висящий на шее галстук, напоминающий скорее удавку… Нет сомнений. Человек, идущий навстречу, погружённый в свои мысли – Арчери. О-о-о-о-о, сама судьба отправила его сюда, давая шанс отомстить за унижение.
- Здравствуйте, Джи. Не уделите ли мне несколько минут Вашего драгоценного времени? У меня есть разговор.  Уверяю, надолго я Вас не задержу. – Каждое слово было словно пропитано ядом. Как же долго Деймон ждал этого момента, предвкушая и представляя, что же он сделает, когда, наконец, доберётся до них. Сколько разнообразных сюжетов он перебрал в своём воображении, выбирая, для каждого из них, наиболее подходящее наказание, основой для каждого из которых будет неизменно невообразимо много боли. Ехидно улыбнувшись и вытащив свою косу, он был готов сделать рывок для нападения, но прежде он позволит оппоненту дать ответ.

+1

3

Кто бы мог подумать, что встреча с Джотто обернется для него столькими неприятностями, и головной болью. Которая к слову ни когда не кончалась, Стоило устранить одну неприятность, как на ее месте вырастала другая. И конца края не видно этим злоключениям. Они, конечно, знали, что, встав на выбранный ими путь, они наткнуться не на одно препятствие, встретят ни одного врага, но что бы вот так?  Сколько раз хотелось плюнуть на все, забрать Джотто, прикрыть эту чертову идею, что бы больше ни чего не угрожало жизни Неба. Но разве Примо его послушает? Нет, он, конечно, выслушает и приведет сотню доводов, что на попятный идти нельзя. Что город нуждается в их защите, что кому как не Арчери понимать, что значит жить на улице и питаться от случая к случаю. И Джи всегда соглашался, и оставался рядом, помогал, поддерживал, защищал. А враги Вонголы с каждым разом становились все изощреннее в своих попытках очернить имя организации, которую создал Джотто, Козарто и он, Джи. Организации что была для Джотто словно ребенок, и Джи просто не мог сидеть на месте когда оскорбляли, то чем его друг дорожит так сильно.
Вот и сейчас, кто-то подделываясь под Вонголу совершает такие поступки, за который Арчери хочется как минимум четвертовать каждого из этих нахалов. Но, сначала стоит узнать, кто эти самые самоубийцы. Хотя, есть еще одна проблема, Примо, прознай он о самозванцах, полезет в самое пекло, вляпаясь по самое не хочу, а ему потом вытаскивай. Так дело не пойдет, подобное положение вещей, вообще не позволяет необдуманных поступков. Нужно было оградить его от опасности, которая может появиться в случае необдуманных поступков. Но как? Скрывать вечно не получится, тут хоть что сделай, а Примо все равно узнает о самозванцах, и тогда точно жди беды.  По этому, Хранитель Урагана не придумал ни чего более интересного, как отправить своего босса с визитом к семье Шимон, под предлогом разузнать, как обстоят дела у союзной семьи, друга детства и просто того, кто создавал с ними Веджиланте. Не сказать, конечно, что все оказалось так просто, вечер уговоров, придуманных на ходу доводов, с одной только мыслью «не выдать нечаянным словом, жестом, эмоцией» истинных причин этой импровизированной командировки. Отправив с другом Асари, в качестве сопровождающего и под предлогом, что Козарт еще не знаком с Хранителем Дождя, Джи смог, наконец, выдохнуть более свободно. Обезопасив жизнь Джотто этой поездкой, а сам, обратившись за помощью к Алауди начал свое не большое расследование.
- Он сказал что это семья N – негромко произносит Джи, бредя по небольшой улочке, сейчас Ураган возвращался от Алауди, к которому обратился за помощью в сборе информации. Хорошо, узнать он узнал, а дальше что? Придти в поместье, и попросить перестать по-хорошему? Господи, до чего же глупо звучит. Темпеста вытаскивает последнюю сигарету и сминает в кулак ни в чем невинный картон пустой пачки. Как же все это раздрожает и бесит, хочется просто сравнять с землей поместье, в котором живет эта семья, стереть с лица их существование, но, так он подвергнет жизнь Примо опасности, А подобного допустить он просто не может. Пачка отправляется в ближайшую урну, следует тихий щелчок зажигалки и Арчери с удовольствием затягивается, чувствуя, как мало-мальски успокаивается клокочущая в груди злость и ярость, и как он только не разнес пол кабинета внешнего советника, когда читал его отчет. Со временем он научился сдерживать себя, но это ничуть не умерило его вспыльчивого характера. Не многие знали, каких трудов стоит Темпесте держать себя в руках. Еще одна затяжка и в воздух поднимаются клубы сизого табачного дыма, алые глаза наблюдают за ленивыми завитками, что так наивно пытаются противостоять подхватившему их ветру. Этот же ветер откидывает со лба челку и треплет волосы цвета заката. Вдох, выдох и Джи медленно продолжает свой путь к поместью Вонголы. Стоит подумать как быстро и бесшумно устранить ненужную проблему, до возвращения Джотто. Конечно, потом его ждет хороший нагоняй, ведь он… В голове всплыло сердитое лицо Примо: «Почему ты подверг себя такой опасности? Или ты считаешь, что я настолько беспомощен и слаб? Я в состоянии постоять за себя и честь своей семьи сам.» Да, именно так Джотто и скажет, Джи был уверен в этом на все сто, как и в ожидающей его гневной тираде. Голос Джи замирает и отрывает глаза от асфальта, переводя взгляд на человека преградившего ему путь. Елейный, пропитанный ядом голос, оружие в руках, Темпеста отправляет окурок в сторону. каждая мышца, каждая клеточка напряжена до предела и готова к предстоящей схватке, но внешне Ураган спокоен и невозмутим. Беглый взгляд на стоящего перед ним противника, явно аристократ до мозга костей, да еще и иллюзионист, и исходя из ауры не слабый. Этого мало, нужно понять, на что вообще способен его противник, а потом уже действовать.
- Я что, обидел тебя? – Джи вопросительно поднимает бровь, снимая верную Берету с предохранителя. – Если да, то как? Мы не встречались раньше. - Легкая улыбка на губах, главное не спровоцировать раньше времени, просто понять кто это и откуда, а еще за что он собирается мстить? И собирается ли вообще. Ведь Вонгола ни когда не касалась кругов аристократии, хотя, может последние события, когда они отстояли какой-то дом? А к черту все. Он взвинчен, он на пределе и хочется просто спустить пар. Так почему бы ни сделать этого, когда «жертва», сама тебя нашла. – Ты ведь из семьи N? Давай поиграем. - Рукоять оружия так привычно ложиться в ладонь, а патроны наполняются пламенем Урагана. - "Давай посмотрим, на сколько ты силен." - Мысленно ухмыляется Джи, поднимая оружие и нажимая на курок.

0

4

- Я что, обидел тебя?  Если да, то как? Мы не встречались раньше.«О, так он понятия не имеет, кто я… Какая прелесть». Интересно, на кого же скинули все те зловещие убийства, которые мужчина совершил за последнее время? Может быть, они уже нашли «виновного» и наказали по всей строгости? А может и не одного «виновного»? Или же пока ещё не нашли ни малейшей зацепки по поводу того, чьих рук это дело? И до сих пор находятся в поисках этого «самопровозглашённого вершителя судеб»? Странно, очень странно. Весь смысл этой затеи было как раз то, чтобы личность Деймона рассекретили в ближайшее время, не оставив иного выхода, как поймать негодяя. Да, он убивал лишь виновных, ни в коем случае не трогая невинных, но он убивал, хотя мог бы просто сдавать их полиции, дабы уже та по всей строгости наказывала эти отребья. Послужил бы доброй цели и заполучил бы славу и восхищение народа, но нет. Его не интересовало это. Ему жизненно необходимо было, чтобы Вонгола вышла на него. Так почему же не смотря на столь явно кричащие намёки – они молчат? Что-то тут не так… На долю секунды, мужчину словно пронзило молнией, осеняя: он не тот человек, точно! Среди них должен быть детектив, который наверняка и занимается расследованиями, собирая информацию о врагах, так почему же он ничего не сказал им про него? Они все повязаны между собой незримыми узами, они должны делиться всем, так почему… Из раздумий иллюзиониста вернул назад голос мужчины, стоящего перед ним.
– Ты ведь из семьи N? Давай поиграем. – После этих слов некое разочарование заиграло на лице иллюзиониста.  Нет, до него уже давно начали доходить слухи, что Вонгола пыталась вычислить семью, которая сводила с первой какие-то счёты, только вод подробностей узнать всё никак не удавалось. Данная информация хранилась не просто под строжайшим секретом, о ней было известно от силы десяти персонам, судя по подсчётам, и, как только что выяснилось, одним из них был Джи. Отлично. Раз он знает – он обязательно поведает ему, всё, что известно, вне зависимости от того, будет это исходить от собственного желания или для этого потребуется захватить его тело и разум. Все тайны будут раскрыты, о этот упоительный момент… Только вот незадача: как можно было допустить пусть даже где-то глубоко в собственной голове, что человек из знати может связаться с какой-то странной кампанией, не зная мотивов собрания этой шайки, а уж тем более предлагать ему поиграть. Да кем, чёрт возьми, он себя возомнил?! Но они сыграют. Грех не воспользоваться моментом, когда тебя принимают совершенно за другого человека, тем более что, видимо, и тех людей, и Деймона объединяет одно чувство: ненависть к Вонголе. Краем глаза замечая, что орудие этого красноволосого демона уже почти готово к атаке, мужчина ехидно улыбнулся. Да, именно этого он ждал и именно этого хотел. Как истинный джентльмен, он позволит противнику нанести первый удар, из побуждения вежливости с примесью насмешки. Не в его стиле в открытую бить первым. Да начнётся бой.
Эта летящая пуля… Заряжена пламенем своего хозяина, ведь так? Интересно, даже очень, только вот отразить её не составило практически никакого труда. Стоило лишь пропустить через косу немного своего пламени и отразить ею эту атаку, как маленький кусок металла просто отлетел в сторону, звонко приземляясь на асфальт, так и не достигнув цели. Слишком слабо, чтобы хотя бы задеть. Он сдерживает себя? Это даже на сдерживание не похоже, словно он либо издевается, либо решил, что Спейд от второсортных  пешек отличается лишь внешне. Стоп! Или предпочёл сначала проверить, на что способен его противник? «Что же, давай посоревнуемся…». Стоило одному концу оружия коснуться земли, как обладатель синих волос, залился хохотом: - Уважаемый, если Вы желаете получить от этого боя максимум удовольствия, советую не сдерживаться. Потому что я этого делать не буду.  – Стянув улыбку с лица, он смотрел в глаза Джи взглядом полным серьёзности и жажды крови. Его, как можно её назвать, «выходка» разозлила не на шутку. Впадая из крайности в крайность, его кровь закипала, требуя боя. Чтобы он не делал, он никогда не относился к своим противникам неуважительно, а уж тем более не сдерживался, если тот не был настолько слаб, что одного лишь дуновения ветерка было достаточно свалить его с ног. А он не слаб, далеко не слаб. С силой сжав рукоять, Деймон надел свою демоническую линзу, с нескрываемым восторгом изучая Ураган. – О-о-о-о, интересно, очень интересно! Этот бой обещает быть восхитительно захватывающим! Вам когда-нибудь приходилось сражаться с самим собой? Я хочу любезно предоставить Вам такую возможность! – Это был взгляд и возглас самого настоящего безумца. Упоение от происходящего так пьянило, словно крепкое вино. Не в силах сдерживать себя, мужчина призвал иллюзию, которая являет собой точную копию этих огненных волос. – Он почти ничем не будет уступать Вам. А я, как человек, уважающий достойные сражения, не буду вмешиваться до тех пор, пока Ваша точная копия не падёт. Ну же! Покажите мне всё, на что способны! Моё разочарование грозит ужасными последствиями.

+1

5

Джи наблюдает за своим оппонентом, едва сдерживая хмыканье на заявление темноволосого. Он и не собирался сдерживаться, ему это незачем, он просто собирается выпустить пар. - "Иллюзионист значит" - Темпеста чуть хмурится, наблюдая как из неоткуда появляется его точная копия. Трус, вот и весь сказ Арчери. Уходить от прямой драки, которую, к слову, спровоцировал собственноручно. Ну да ладно, он преподаст этому парню урок хороших манер. Но сначала стоит переступить через одно маленькое недоразумение, нареченное его противником. Вздор, его противник тот, кто только что растворился в тени, чертов кукловод... Кукловод, Джи вовремя блокирует атаку иллюзии, принимая удар на предплечье и слегка морщась от боли. А не тот ли это иллюзионист что устраивает самосуд? Уж очень стиль похож, если вспомнить отчеты Облака. Взметнувшийся вверх щит пламени урагана останавливает пули. Ладно, он сыграет по правилам этого человека, но только для того чтобы продиктовать затем свои.
Джи успевает увернуться и выхватить оружие, небольшой кортик, подарок Джотто, и «Беретту» он использовать не намерен, пока, блокировать следующий выпад противника. Сталь со скрежетом соприкоснулась, высекая искры из-за силы удара, да, этот парень не промах, иллюзия имеет не только его навыки но и оружие, ну точно, как там его, Ди Спейд? Встречаясь взглядом с противником, Ураган поднимает уголки губ в подобии усмешки. Легкий поворот кисти, освобождающий кинжал, резкий, вспарывающий удар наружу, оставляющий на груди противника алую полосу, принимая упор на левую ногу, слегка отклонив корпус,  тут же нанес удар правой, в район солнечного сплетения. Противника опрокидывает к стене, однако он поднимается и снова переходит в нападение. Арчери быстро делает обратный хват клинка, ложа лезвие на руку, вновь блокируя удар, резкий толчок руки, откидывает их друг от друга. Темпеста скользит по земле, не разрывая с иллюзией зрительного контакта. Тот вынимает лук, на что Джи только презрительно фыркнул - " этот цирк пора заканчивать". - Подняв руку с ножом для удара, рвануть на противника, легко уклоняясь от стрел, позволив только одной, слегка зацепить себя, оставив на плече порванную рубашку и тонкую полоску. Сблизившись, слегка отклонился, уходя от удара луком, тут же нанося свой удар в плечо. Упираясь на правую ногу и повернувшись вокруг своей оси, нанес удар ногой в область шеи, глухой удар и короткий вскрик, дали понять, что схватка окончена. Иллюзия осыпается и Джи выпрямляется убирая клинок.
- Это все на что ты способен, Ди Спейд?

+1

6

Спейд с нескрываемым интересом наблюдал за схваткой своей иллюзии и красноволосого парня. Раньше на его пути не попадались достаточно сильные противники, способные дать шанс оценить свои возможности и возможности своих иллюзий. Вполне обыденным стал тот факт, что практически все срезались на битве со своим аналогом. Немного печально, но так и есть. Люди, глядя на свою копию, просто не понимали, что с этим делать и как бороться, теряя самообладание и способность сражаться вовсе. Это было не только внешнее сходство, это было сходство способностей, позволяющее использовать те навыками, которыми владеет оригинал, что сбивало с толка, но этот парень… Стоит признать, что он хорош. Не растерялся и дал бой тому, кто заведомо был слабее  - это было понятно, как ясное солнышко. Иллюзия не может быть так же сильна, как и её оригинал. Он явно не первый год провёл на полях сражения, повидав многое. Такого человека подобной безделушкой не удивишь… Прекрасная возможность, чтобы использовать ЕЁ. Тонкие пальцы поднесли к бледному лицу линзу, слабо поблескивающую  в полумраке и  позволяющую детально разглядеть своего оппонента:  она открывала сильные и слабые стороны цели, такие себе маленькие секреты, которые могут сыграть на руку.  "Если он позволил этой подделке ранить себя, хоть и незначительно… Не имеет привычки уворачиваться от всего, очень не предусмотрительно, но…" Ехидная улыбка коснулась губ иллюзиониста, который уже ощущал вкус предстоящего сражения.  Падение иллюзии и собственное имя, прозвучавшее из уст противника, вынудили вынырнуть из столь упоительных представления ближайшего будущего.  Крепче сжимая в руках своё орудие ближнего боя и касаясь подушечками пальцев лезвия косы, он двинулся вперёд, медленно и вальяжно, глухо цокая каблуками сапог об асфальт. Остановившись в нескольких метрах от парня, Деймон остановился, не прерывая зрительного контакта. Желание просверлить в нём дырку взглядом возрастало с каждым мгновеньем всё больше и больше, но не сейчас. Ещё не время. Продолжает недооценивать, ну что ж… Пусть дальше варится в своём неведении, которое его и погубит.
-  Ну что ты, мы только начали. Я бы сказал, что мы ещё даже не начинали. – Пусть внешне он и был сейчас спокоен, даже несколько надменен, напыщен и безрассуден, внутри как-то не было всё так радужно. Несколько минут назад, этот стрелок считал иллюзиониста членом никому неизвестной  вражеской семьи, явно не представляя, кем он является на самом деле, а сейчас зовёт его по имени. Вонголе явно немало известно о нём. С чего бы это вдруг? Сначала отказали, а потом решили выяснить, каков он на самом деле? Или изначально знали и поспешно решили, что он недостаточно силён? Раздражает. Да как эти существа вообще посмели так поступить?! Ну уж нет, просто так он им это с рук не спустит. Нутро жаждет мести и кровавого побоища. Они на своей шкуре ощутят всю сложность ситуации из-за их решения. Сжимая ручку косы с такой силой, что подушечки пальцев мертвенно бледнели, Спейд с трудом сдерживал себя. Ярость и озлобленность захлестнули с головой, накрывая волной, как цунами, и уступая здравому смыслу. Он покончит с этим здесь и сейчас. Игра только началась, не все карты выставлены на стол. "Точно! Карты…" Именно в этот момент в голове этого мужчины родился безумный план. Оцарапать косой и захватить тело – слишком просто. Ни тебе мучений, ни страданий, ни осознавания собственной беспомощности пред сильным и ужасным… Карты! Всего одно касание и путешествие в другой мир, где уже можно будет развернуться по полной и делать всё, что только душе будет угодно. "Карты… Ну-фу-фу… Нужно всего лишь коснуться."
Явно не собираясь нестись сломя голову, Деймон создал очередную иллюзию, усиленную линзой, которая до сих пор красовалась на лице и продолжала сканировать своего противника.  Земля под ногами обоих мужчин постепенно начала расходиться, словно при землетрясении, желая поглотить их и похоронить на дне. А теперь начнём! Словно отталкиваясь от земли, иллюзионист ринулся к носителю алого пламени, ловко перемещаясь по ещё целым участкам земной коры, попутно пропуская через своё оружие пламя тумана, словно яд. Безусловно, Спейд намного слабее в ближнем бою, но сейчас это скорее достоинство, нежели недостаток… Всего одно касание. Больше ничего не требуется.

+1

7

Вдох-выдох, вдох-выдох, кровь постепенно начинает закипать в жилах, биться подобно его пламени, даже татуировка на коже кажется оживает и пульсирует в такт пламени урагана, что вспыхивает на кольце Джи. Противник сильный, Арчери это знает, чувствует. Он многое слышал о ДиСпейде, теперь есть шанс собственными глазами увидеть на что способен этот кровавый иллюзионист. Пальцы крепче сжимают оружие, теперь нужно понять на что способен противник, найти его слабые стороны и нанести свой удар. А если нет, заставить его атаковать и выдохнуться, и все равно нанести удар, так и только так можно вести бой. Арчери всегда его так вел. Очередная иллюзия заставляет землю под ногами дрогнуть, по мостовой идут трещины и будто невидимые подземные толчки выталкивают тяжеленые камни на поверхность. Это иллюзия, Джи просто знает это, откуда? У Темпесты нет ответа на этот вопрос. Прыжок в сторону, с камня на камень, уйти от атаки очередной иллюзии, и достать подарок Примо, этот противник достоин увидеть все на что способен правая рука босса Вонголы. Джи не проиграет этому самодовольному индюку, что только и способен что проливать кровь, да отнимать жизни. Хранитель Урагана касается пальцами тетивы лука и оттягивает, тут же алое пламя вспыхивает, подчиняясь рукам носителя, принимая форму стрелы. Джи выжидает буквально мгновение, а после спускает стрелу, разбивая очередную иллюзию, снова перемещаясь, прыгая с одного осколка мостовой, на другой, оценивая ситуацию. – "Похоже парень не любит ближний бой" – догадка осеняет красноволосого, заставляя губы растянуться в хищной усмешке, кажется он нашел слабое место своего противника. Пальцы снова касаются тетивы, материализуя сразу три полыхающих пламенем урагана стрелы.
- Эй, Спейд, выходи, хватит прятаться, трус. – Насмешливый и уверенный голос, Джи прислушивается к окружающим его звукам и спускает стрелы туда, где должен прятаться за своими иллюзиями его противник. – Неужели ты так боишься меня? – Джи изгибает бровь, проводя по оружию кончиками пальцев, от чего древко лука тоже вспыхивает алым огнем. Алые глаза буквально сканируют пространство вокруг себя, бой обещает быть интересным.

0

8

Уверенные и умелые движения противника приносили несказанное удовольствие Деймону, пока ещё, просто наблюдавшему за этим танцем алого пламени. Для людей, повидавших многое, подобные стычки не просто шанс показать, кто сильнее, а сладкая минута наслаждения: собой, своим оппонентом и дракой. Это как наркотик, с которого не слезть. Если ты хоть раз сумел распробовать вкус настоящей битвы, желание повторить это будет раз за разом преследовать тебя, побуждая ввязываться в то, что не следует.   Это не просто противостояние, это такая масса аспектов, которых не счесть, но каждых из них смакуется, как нечто невероятное манящее и желанное. Если вы понимаете, о чём сейчас идёт речь – вы обречены. От этой ломки избавит вас только смерть. Даже если вы будете мирным жителем, до скончания своих дней не погубившим даже крошечную букашку, где-то в потаённых уголках вашей души, этот не тлеющий огонь будет напоминать о себе. Безумным шёпотом, словно навязчивая идея. Разница лишь в том, поддаться этой слабости или нет. Мотыльки ведь тоже летят на свет, который, впоследствии, лишит их жизни, не так ли? Глаза иллюзиониста судорожно следовали за алым пламенем. Даже не соприкасаясь с ним и находясь на безопасной дистанции, он понимал: оно обжигает. Испепелит дотла, если необдуманно попасться под прямую атаку. Это зрелище завораживало, в этом был свой определённый шарм. Оставаться в стороне больше не было сил, терпение на исходе, а уж тем более тогда, когда тебя самого уже зовут на сцену, присоединиться к представлению.  А тут ещё и одна из стрел летит прямиком в голову, не погибать же бесславной и бесчестной смертью от простенькой атаки? Ну уж нет, не сегодня, не сейчас.  Коса, мягко переливающаяся сине-фиолетовым цветом, с лёгкостью отразила эту атаку, поменяв траекторию её полёта, отправив  куда-то неизвестно куда в одну из образовавшихся расщелин в земле и, наконец, раскрыв своё местоположение. Спейд уверенно стоял на своих ногах, не сдвигаясь с места, несмотря на то, что ландшафт продолжал претерпевать разрушения, сопровождаясь грохотом.  Он находился где-то между бездонной пропастью и тем местом, где предположительно, если убрать все эти декорации, должна находиться неповреждённая поверхность. Мужчина не собирался удивлять этим своего противника, нет. Слишком простенько, чтобы впечатлить, но достаточно, чтобы показать: всё происходящее тут – полностью во власти синеволосого. И только он сам будет решать, станет ли он поддаваться этой иллюзии, исправно играя свою роль или всё же захочет по корчить из себя всевышнего. А судя из того, что он делает, второй вариант пришёлся ему явно больше по вкусу.
- Я не трус. И я не питаю чувства страха к тебе.  – Губы иллюзиониста изогнулись в надменной ухмылке, а в глазах играл свет яркого, алого пламени, словно маленькие демонята, пляшущие свой танец, предвещая нечто особенное, крайне исключительное и незабываемое. – Я ведь не упрекаю тебя тем, что ты не способен выбраться из плена моей иллюзии. – Беззаботно пожав плечами и одарив стрелка насмешливым взглядом, он немного повертел в руках своей косой, разминая руки. Нотки издёвки прослеживались в каждом сказанном слове, вылетевшем из этих, переполненных ядом, уст.  Он прекрасно понимал, что попытки задеть его могут плохо закончиться, но разве это имеет смысл? Если он действительно не возжелает прикончить его и принять ванную наполненную кровью своего обидчика – это не имеет смысла. Совершенно никакого. Только желание убить в полной красе раскроет его способности, а значит, веселье будет продолжаться ещё о-о-о-очень долго!  Тихо фирменно рассмеявшись собственным мыслям и облизавшись, словно хищник, который вот-вот доберётся до кульминации сегодняшней охоты, Деймон приготовился к атаке. Раз он так сильно желает схлестнуться с ним в ближнем бою – он ему эту возможность любезно предоставит. Несомненно, сравниться с Джи в этом своеобразном виде искусства ему не удастся, но он ведь бывалый вояка, а значит, азам обучен точно, а может и не только азам…
В несколько быстрых прыжков добравшись до лучника, не раздумывая, Спейд начал наносить серию ударов своей косой, даже не рассчитывая на то, что хотя бы одна из этих атак достигнет цели. Главное –  попытаться нанести максимально большое количество атак и не подставиться под сильный удар самому.  Этот огонь, вбили больше напоминающий по цвету кровь, носил в себе разрушающую силу, иллюзионист это ощущал каждой клеточкой. От него веяло смертью. Одно верное попадание и тебя испепелит, возможно, не оставив даже праха. Если не продолжать защищать себя своим пламенем, это может закончиться плачевными последствиями. Нужно усыпить его бдительность всего лишь на мгновенье, дабы успеть сделать своё грязное дело.  «Ну же, раскройся на секунду, как ты сделал это во время битвы со своей копией. Я большего и не прошу».

+1

9

- А может мне просто не хочется этого делать – Фыркает Ураган, смотря в глаза своего, наконец-то появившегося в поле зрения противника. На губах тут же расцветает хищный оскал, а в алых глазах вспыхивает огонь, сейчас Джи чувствует себя настоящим хищником, хищником что нашел себе достойного противника, с кем не нужно сдерживать себя, выложится на полную, найти свои пределы, а может даже перешагнуть за их грань? Пламя тумана сливается с его собственным, создавая в воздухе причудливые узоры и формы, Ураган – разрушение, Туман – иллюзия, что возьмет верх? Это противостояние двух полных противоположностей, ведущих к одному, к выжженной после себя местности. Джи снова перепрыгивает с одного осколка камней на другой, уходя от атаки. Коса, достаточно забавный выбор оружия. – Тебе не хватает только балахона. – Насмешливо фыркает Арчери, вновь натягивая тетиву и пуская в ход ураганные стрелы. День начался спонтанно и принес с собой дурные известия, а раз так, то закончить его нотой неплохого сражения чтобы хоть немного снять раздражение и спустить пар, самое оно. Иллюзии слишком реальны, но верить в них нет никакого смысла, на мгновенье представив себе, что сейчас он стоит не на куске мостовой, а просто завис в воздухе, на губы сама собой ложится усмешка. Уклон, блок, парирование, все это напоминает схватку двух тигров, оказавшихся на одной горе. Пульс сумасшедшим ритмом бьет в висках, отсчитывая каждое сладкое мгновенье битвы. Полуприсесть, уходя от очередной атаки, снова перемещаясь с одного камня на другой, оказаться с боку от противника и тут же ударить под ноги стрелой, разбивая в прах камень на котором он стоит. Джи вспоминает уроки хранителей Тумана Каваллоне, вспоминая их слова о контроле своего восприятия. А себя Джи всегда хорошо контролировал. – "Чего ты хочешь, бросаясь в лобовую атаку?" – Задается немым вопросом красноволосый хранитель, проводя пальцами по тетиве лука, снова ее натягивая и уже сам бросаясь в атаку, спустив стрелу, убрать оружие за спину, оказавшись рядом с противником, вытащить из ножного крепления небольшой кортик, встречая им древко косы в руках противника, позволяя лезвию скользнуть в миллиметре от щеки, но не коснуться, встретится взглядом с сапфирами чужих глаз, обратный хват клинка и резкий вспарывающий удар наружу, грозящий противнику не только порчей мундира, упор на правую ногу и удар левой в область груди, призванный оттолкнуть и сбить дыхание. Джи снова принимает оборонительную стойку, поманив Спейда к себе. – Ну же, я только начал разогреваться.

Отредактировано G. Archery (2016-10-01 11:18:30)

0

10

Слова… Слова… Слова… Чтобы этот обладатель алого пламени там не лепетал, если бы он действительно мог сбросить с себя оковы иллюзий – он бы это непременно сделал. Простенький факт из жизни «заурядного» иллюзиониста: любой, кто способен избавиться от этой пелены, не становится её пленником на длительный промежуток времени. А логика этого до безумия проста: ваш мозг либо верит тому, что показывают глаза, либо нет. И это никак не зависит от самого человека, ибо эти импульсы скорее связаны с подсознанием, чем с сознанием, а значит, протекают куда быстрее, чем мы успеваем об этом подумать. Безусловно, если в ходе боя уверовать, что это фарс – избавиться от неприятной игры с вашим разумом можно, но это надо успеть сделать, ибо человек, знающий своё дело, сделать это просто так не позволит. Попались в эту ловушку однажды – попадётесь и ещё, лазейки уже имеются, брешь в броне уже пробита.  Единственное, чего у этого разрисованного действительно не отнять – так это его уверенное ведение боя.  По сути, даже играя на поле своего оппонента, он не просто способен показать зубки, он способен оттяпать и кусочек плоти, если ему такую возможность предоставить.  Хищник при любых обстоятельствах остаётся хищником. Превосходно!
-Балахон? – С недоумением глядя, иллюзионист продолжал отбиваться от ответных атак стрелка, умело вертя в руках косой, словно она была частью его самого. Искры яркими вспышками озаряли полумрак каждый раз, когда орудия соприкасались друг с другом. Недовольно прищурившись от этого и насмешливо хмыкнув, он отпрыгнул назад, давая передышку глазам, быстро устающим от подобных световых шоу. - Зачем мне балахон? – Выпрямившись и элегантно опустив свободную руку на талию, тряхнул головой, приводя в порядок причёску.  Внимательно глядя на своего противника, мужчина очаровательнейшим образом улыбнулся: -Я и без этого жалкого атрибута вызываю ассоциацию со Смертью. Ведь даже ты о ней подумал… - Зловещий блеск в глазах и некогда прекрасная улыбка превратилась в безумный оскал.  Деймон, Деймон… Этот человек мог казаться совершенно нормальным и адекватным, а через долю секунды превратиться в безумца, от одного вида которого бросало в дрожь. Разные стороны одной личности бесконечно вели в нём свою борьбу, не давая возможности ни одной победить в этом бесконечном танце.  Мгновенье и он сломя голову несётся в атаку, позабыв об осторожности, за что и поплатился. Остриё кортика прошлось ровно под рёбрами, разрезая ткань, словно мягкое масло, умудрившись задеть и плоть. Первая капля крови пролита, господа! Не успел Спейд опомниться, как глухой удар в грудь оттолкнул его, вынудив тормозить свой возможный полёт древком, поднимая этим небольшой столб пыли. Как-то раздосадовано смотря на свои испорченные одеяния, мужчина вглядывался в ранение, полученное от своего противника: небольшой порез, крови почти нет. Ах, испорченный мундир, какая жалость. Не страшно. И не такое переживали. «Не захотел так быстро заканчивать бой или не рассчитал удар? Интересно…» Обладатель пламенем Урагана напомнил, чем могут грозить подобные необдуманные порывы: это не игра. Любая оплошность может стать фатальной. Больше такого не повторится. Первая и последняя ошибка на сегодняшний день, пусть радуется.
- А мы только начали наше сражение, не переживай. – Самодовольная ухмылка и снова в атаку.  В словах не было и капли фальши, всё было именно так: этот бой только начал набирать обороты.  Его сладкий привкус буквально ощущался на губах, дурманя и распаляя и без этого бурлящую кровь. Несказанное удовольствие суметь найти того, кто сможет заставить тебя выложиться на полную катушку, отдавая каждую частичку себя этому. Душа горит, душа пылает, а дыхание захватывает. Этот шанс нельзя упускать. Ну уж нет, он покажет себя во всей красе и уж если не выиграет, так утащит с собой в самую бездну.  Что ж… Игра началась.
Когда сражаешься с противником и в ходе боя понимаешь, что он заведомо слабее тебя, задумайся: а не пытаются ли тебя обвести вокруг пальца? Подумай, это же каким надо быть идиотом, чтобы лезть в ближний бой, в котором ты слаб, если, конечно, целью не является собственная смерть. Подумай, может ли быть такое, что тебя сделают жертвой собственного самолюбия, которое обязательно сладко позволит расслабиться, потому что… А зачем напрягаться? Всё, что даётся легко, быстро убивает интерес, а, следовательно, пропадает и старательность. Рано или поздно, ты обязательно что-нибудь упустишь, затуманенный своим преждевременным триумфом. Взмах косы, предвещающий очередную попытку нарушить целостность кожи, который моментально парируется поразительными рефлексами противника, но… Ехидная улыбка разыгралась на лице иллюзиониста, когда отвлекающий манёвр всё же дал ту брешь в долю секунды, и ладонь с картой резко и точно коснулась грудной клетки, победно слегка оттолкнув его от себя. Всего лишь одна маленькая оплошность со стороны этого обжигающего алого пламени и из хозяина положения он превратился в жертву.  – Вот ты и попался.  Ну-фу-фу…– Не дав стрелку времени опомниться, молниеносно отправляет его в свой мир. Мир, в котором действуют лишь правила этого «подлого труса». Опускаясь, словно с небес на землю, медленно и грациозно, как в фантастических фильмах при появлении самого сильного злодея, Деймон не спускал глаз со стрелка. Это был его триумф, его минута славы.  Мягко коснувшись ступнями поверхности, он насмешливо глядел на своего оппонента, задавая немой вопрос: «Ну как тебе? Нравится?». Здесь не было ни красивых пейзажей, ни бытовой обстановки, ничего. Голые стены, на которых красовалась рубашка его колоды карт. Пустота и безжизненность – вот самое точное описание развернувшейся нереальной реальности. Развернувшись к стрелку спиной, иллюзионист медленной и расслабленной походной ступал, увеличивая расстояние между ними. Адреналин сильными волнами бил в мозг, необходимо было выбирать, кого именно выставить следующей фигурой на доске. «Хм… Начну, пожалуй, с него…». Выбор сделан. Мгновенно развернувшись, Спейд бросил к ногам Урагана карту, которая в последствии приняла образ того, кому он был предан, как никому иному: - Это ведь твой босс, да? – Издевательские интонации и взгляд, полный насмешки. Это капкан и первый акт второго действия только начался. – Кто же победит в этой схватке? Ты или твой любимый босс?

0

11

Джи усмехается, вот он, настоящий азарт битвы, когда и ты, и твой противник готовы выложится на полную, готовы умереть с гордо поднятой головой. Слова иллюзиониста Арчери пропускает мимо ушей, его сейчас интересует только схватка, схватка на смерть с достойным по силе противником. А что творится вокруг дело десятое. Пусть хоть апокалипсис Темпесте до канделябра, сейчас есть только он, его противник, который нарвался на неприятности и обещает взамен не менее масштабные. Пламя урагана струится по венам, подобно жидкой лаве, подстегивая, разогревая, сплетаясь с пламенем тумана, выражая истинное противостояние двух сил, сил на столько разрушительных и не похожих, что кажется небо и земля поменялись местами, замер всевышний наблюдая за противостоянием. Интересно что сказал бы Джотто, стань свидетелем всего этого? Хотя, тут и к гадать не стоит, он постарался бы решить все дипломатическим путем. Даже несмотря на то, что путь дипломатии здесь вовсе не логичен и не эффективен, такие люди как Спейд понимают только язык грубой силы. В алых глазах полыхает пламя, а звон, с которым сращивается их оружие сейчас лучше любой музыки, даже несмотря на то что этот парень явно слабее в рукопашной и продлись эта схватка чуть дольше, Джи без сомнения одержал бы верх, заткнув выскочку за пояс. Возможно, заткнул бы. Не используй этот мальчишка свой главный недостаток в купе со своим мастерством, умела сочетающий свои сильные и слабые стороны, заставляющий постоянно держать концентрацию и просчитывать возможные варианты развития событий. Давно Арчери не встречал таких противников. – "Идеальная защита и нападение." – Мысленно восхищается Джи, парируя очередной выпад косы и отступая на шаг назад, смотря в синие глаза оппонента. Пытаться предугадать действия иллюзиониста глупо, опыт показывал, что эти люди и сами не всегда знают, как поступят в следующий момент, сейчас главное не выпустить его из вида, да и не потерять контроль над собственным восприятием реальности. Убрав лук в крепление на спине, Арчери быстро меняет его на верную «Беретту», более маневренную и легкую в ближнем бою, уклон, прыжок на соседний осколок и рывок на противника, взмах косы и Ураган снова уклоняется, поднимая оружие, нажимая на спусковой крючок. Мгновение, Джи даже не понял, что произошло, легкое касание к груди и тело отказывается его слушать, на мгновение, алые глаза расширяются от непонимания происходящего. Джи проклинает себя за слабости, на мгновенье уверовав в свои силы, недооценив противника, в конечном итоге поплатился.
- Чтоб тебя – сквозь стиснутые зубы рычит Ураган, наблюдая за действиями Спейда, прикидывая как можно все это сбросить, он понимает, что происходящее просто иллюзия, грязная игра этого убийцы, вот только это мало помогает. Прожигая свирепым взглядом синеву глаз, Арчери мысленно клянется выдрать к чертям его хохолок, нет, Темпеста даже мысли не допускает о том, что может здесь погибнуть. Просто потому что не имеет на это никакого права, его ждет Джотто, ждет с новостями от Алауди. Он должен защитить своего друга, босса, человека что тогда, в трущобах встал на его защиту, выходил и показал, что в мире существует не только зависть и постоянный мрак сражений, подарив светлое и доброе чувство настоящей дружбы. Только бы сбросить эти оковы, только бы… Кажется сейчас весь мир ополчился на Темпесту за его ошибку, ставшую роковой? Ну уж нет, не бывать этому – Давай же, двигайся – мысленно рычит Темпеста, пытаясь скинуть с себя эти оковы, разорвать власть Деймона над своим разумом, заставив его жалкую иллюзию рассыпаться битым стеклом. Не обращая особого внимания на то, что декорации «мира» сменились, сейчас не до этого, он должен… Падающая к ногам карта заставляет замереть, а следом почувствовать удар в район солнечного сплетения, откидывающий на добрую пару метров. Ударившись спиной о стену, Ураган вскидывает голову, с немым ужасом узнавая в новой иллюзии Спейда своего друга. Пригнувшись, уходя от нового удара, Джи перекатывается в сторону, и опираясь на одно колено поднимается, смотря на стоящего перед ним Джотто. Пламя неба во лбу и на перчатках, пылающий янтарь глаз, костюм, мантия, но ведь это не может быть он? Это всего лишь иллюзия, Джи вскидывает оружие, однако палец на спусковом крючке дрожит, отказываясь нажимать на него и Темпесте снова приходится уходить от удара, сальто и упор на правую ладонь позволяет оказаться на другом конце комнаты. Как заставить себя нажать на курок? Он знает, что это всего лишь иллюзия, разум знает, а вот душа… - "Прости меня, Джотто, кажется, я проиграл."

+1

12

Как там принято говорить в народе? Это низкий и грязный ход, достойный лишь худших представителей мира сего? Может быть, это так и есть, но, как говорится: в борьбе все средства хороши, - а тут даже заложников нет, чтобы как-то уж слишком сильно бить по больному. Ну правда, противнику нет надобности переживать, что если он будет тянуть время, его обожаемый друг или обычный невинный человек умрёт от нехватки воздуха, окажется кормом для акул или станет жертвой какого-нибудь другого мучительного и продолжительного способа умереть, который буквально будет выдирать душу из хрупкого тела. На этой территории их только двое, всё остальное – лишь игра над восприятием и разумом, и исход битвы решит следующее: сможет противник пересилить себя или нет.  Данную возможность наоборот необходимо рассматривать, как дар судьбы. Небеса дарят шанс, наконец, обозначить свой предел, раскрывая глаза на истинное положение вещей. С нескрываемым удовольствием наблюдая за плодами своего особенного искусства, мужчина не сводил глаз со своего оппонента. Непонимание и шок, лёгким отголоском читавшийся в его взгляде был лучшей наградой для Тумана. То, чего он так жаждал, наконец, свершилось: выбить почву из под ног. До чего же удивительно: стрелок одновременно понимал, что существо, стоящее перед ним не является его соратником, и не понимал этого одновременно. До чего же поразительна и порой непонятна работа нашего мозга. Теперь, когда последний практически повергнут, в голове возникает немой вопрос: Вонгола – организация идиотов? Этот человек не был обыкновенной мелкой сошкой, он был приближённым к самому главному: боссу. И судя по его реакции на появление оного, возможно, был ближе к нему, чем все остальные. Следовательно, слабым он быть уж точно не мог, хоть и мощь искусной подделки впечатлила даже самого Деймона. Не смотря на то,  что это лишь иллюзии и стрелок пока что только и делает, что обороняется – сила ударов действительно удивляет. На что тогда способен сам оригинал? В голове не укладывается… Но главный вопрос всё равно заключается в другом: по какой такой причине ему они отказали? По каким критериям они решили, что он не достоин? Чем, чёрт возьми, они руководствовались, когда давали ему от ворот поворот? Именно сейчас, становится понятно, что он не уступает сильнейшим членам организации по силе, так почему… Потом, всё потом. Когда это алое пламя окончательно перестанет сопротивляться, всё получит своё ответы, а уже после… Коварная улыбка заиграла на устах, а в голове безумные идеи сменялись одна за другой. О-о-о-о, сколько же всего хотелось сотворить с этим алым пламенем в благодарность за то, что он оказался настолько сильным и превосходным противником. Несомненно, он заслуживает уважения. Несомненно, сдерживаться нельзя.
Иллюзионист   стоял в стороне, лишь наблюдая за происходящим, пока тем временем его верная марионетка продолжала раз за разом нападать, вынуждая противника тем самым дальше маневрировать по помещению, мучительно пытаясь заставить себя нажать на спусковой курок.  В отличие от него, блондин атаковал очень уверенно и точно, что и не было удивительно: пусть он и обладал определёнными чертами своего оригинала, он не обладал самым главным – чувствами. Он не ощущал ничего, беспрекословно выполняя приказы своего господи, и стоит признать, что достаточно успешно. Его действия увеличивали растерянность оппонента с каждой минутой всё сильнее, и будь у Спейда желание завладеть его телом , что он бы смог сделать без особого труда. Но этого казалось недостаточно, необходимо было поразить цель ещё сильнее, куда больше пошатнув его восприятие данной реальности: - Джи, - лжебосс заговорил. Его голос, его интонация и даже его взгляд. Скопировано было совершенно всё, делая его похожим на настоящего уж слишком сильно, делая его неотличимым от него. Протянув руку ладонью вверх, он молил взглядом перестать: - прощу тебя, сложи орудия и сдайся. Я не желаю причинять тебе боль, ты не оставляешь мне иного выбора. – Мужчина в плаще стоял перед своим другом, ожидая его ответа.  Деймон прекрасно понимал, что заставляет обладателя алого пламени буквально убить часть себя. Если он пронзит сейчас эту иллюзию, он пронзит не только её, но и часть своей души, ведь этот образ был создан именно исходя из того, что он знал о нём, из того, что он видел в нём. К сожалению или к счастью, пока он не может на сто процентов уверить себя, что это всё ложь – колебания будут неустанно терзать душу, отрывая от неё маленькие кусочки. Убийственная борьба в первую очередь между сердцем и разумом. То, что может уничтожить человека без физического насилия. Так что же возьмёт верх в конечном итоге? Чувства или холодный расчёт?

0

13

Иногда глаза отказываются верить в то что видят, а уши вникать в то что слышат. Иногда хочется взять эту самую реальность и хорошенько ее встряхнуть, чтобы перестала раз за разом вышибать почву у тебя из-под ног. Вот только подобное априори невозможно и тебе не остается ровным счетом ни чего, кроме как снова ухватится за реальность и вернуть себе точку опоры, просто назло всем и вся. Просто потому что не можешь иначе, просто потому что сам собираешься перевернуть реальность и подстроить ее под себя. Ты знаешь, что можешь, а на суждения окружающих просто не обращаешь внимания, нет ни времени, не желания. Просто потому что привык выходить победителем из любой схватки, пусть то судьба, враг или друг, особенно когда это всего лишь иллюзия.
Джи уклоняется от очередной атаки, снова блокируя удар и отпрыгивая в сторону, по средствам заднего сальто, упор на руку и Ураган снова в паре метров от лже-Джотто, тот что-то говорит, но Темпеста не слушает, быстро перезаряжая револьвер, наполняя пули пламенем урагана. Он знает, что перед ним не его друг детства, не его босс, не Джотто. Осталось только убедить в этом самого себя, заставить руку перестать дрожать и просто нажать на курок.
- Иди к черту. – Сквозь стиснутые зубы шипит Темпеста, поднимая оружие и несколько раз спуская курок, целясь в плечо и ноги своего противника, заставить себя поверить что перед ним не Джотто, сознание быстро рисует в памяти образ Спейда и накладывает его на иллюзию друга, вера, она приходит сама, просто потому что его ждут, просто потому что он должен доставить в руки единственного важного для него человека сведения что несут угрозу делу всей его жизни, защитить две важные для него жизни, жизнь Джотто и Козарто, а это, снова нажать на курок и бросится в атаку, полуприсесть, уходя от удара и нанести свой, основанием ладони в челюсть, откидывая от себя. – Ты просто помеха, а помехи я привык устранять, Спейд. – На тонкие губы ложиться хищный оскал. Перехватить руку, занесенную для удара, принимая упор на правую ногу, левой нанести удар в солнечное сплетение, откидывая от себя, спуская в догонку еще несколько пуль, переполненных пламенем, несущим в себе колоссальную разрушительную мощь его пламени, собранного в одном маленьком предмете, что, соприкоснувшись с целью, полностью поглощает ее, окутывая алыми всполохами, отрезая пути к спасению. Отгоняя от себя мысли о неправильности действий, ошибка исключена, он не допускает ошибок, не сейчас. Арчери опускает оружие и достает из кармана пачку сигарет, досадливо цокая и сминая ненужный предмет. Последняя сигарета оказалась сломанной и этот факт расстроил Темпесту куда больше.  Достав из-за спины лук, Джи проводит пальцами по тетиве, заставляя оружие вспухнуть, распространяя вокруг себя убийственную ауру, натяжение и три стрелы повинуясь Хранителю ложатся на древко, полыхая алым пламенем, подобно последним лучам заходящего солнца. А после срываются с лука с тихим шелестом, полыхая подобно последнему погребальному костру, вонзаясь в «карточные рубашки» стен, покрывая их цветом последнего мгновения дня.

0

14

-Браво, Ураган, браво! – Восторженно аплодируя, мужчина вышел прямо из алого пламени, перемещаясь к середине комнаты. Огонь посмертной воли не тронул его, даже не обжог, словно он прошёл сквозь него, словно у него нет телесной оболочки. Слабость к эффектным действам никогда не исчезнет, эстетика и театральность всегда радовали глаз и отказываться от этого не хотелось уж точно. Он стоял, скрестив руки под грудью, и изучал взглядом своего оппонента: удивительна его сила и выдержка. Боец, способный в одиночку перебить половину вооружённого взвода так уж точно. Странно, что они не встречались раньше. Итальянская армия потеряла знатного солдата, возможно, способного перевернуть мир. – Ты поразителен. – Мутный туман плотно окружил ноги иллюзиониста, образуя под ним обыкновенный деревянный стул, на который тот с огромным удовольствием умастил свой неугомонный зад. Закинув ногу на ногу, он не сводил полузакрытых глаз с собеседника, совершенно расслабившись. Драка закончилась. Занавес опущен, но… На лице сидящего разыгралась крайне довольная улыбка: - О, дорогой мой стрелок, будь у меня желание тебя прикончить – ты бы уже был бездыханным мешком с костями. – Взгляд холоден и пуст. Голос, как всегда, надменен и насмешлив, словно всё происходящее происходит по его воле. Во всяком случае, он пытается в этом убедить любого, кто попадается на пути. Большой вопрос, пытается ли этот человек сейчас бросить пыль в глаза или он действительно мог бы его лишить жизни, если бы захотел. Но это не имеет значения: в планы на сегодня убийство не входило. Этот мужчина должен вернуться обратно к своим товарищам и передать им пламенный «привет» от Деймона. – И твои броские слова о том, что я лишь помеха на твоём пути – ничего бы не изменили. – Если подумать, скомбинируй он атаки этой иллюзии, да и некоторых других, со своими, скорее всего, одна царапина косой бы уже точно красовалась на этом татуированном красавце, моментально сделав его безвольным сосудом. Следовательно, эта война была бы выиграна мужчиной с хохолком на голове, что не могло не радовать. Хотя… Оставлять его в живых? Отправлять домой с посланием? Этот человечишка усомнился в его силе, унизил, оклеймив жалкой помехой на пути, так стоит ли оставлять этого невежду в живых? Однозначно, нет. Что ж, пришло время менять свои решения на кардинально противоположные. Медленно поднявшись со стула, он щёлкнул пальцами, вынуждая иллюзию пасть под гнётом этого звука. Фиолетовый туман начал растворяться в воздухе, возвращая привычный вид переулка. Очередное доказательство того, что единственный, контролирующий тут всё – этот безумец. И даже сила алого пламени не способна совладать с ним, если он этого не пожелает. – Ты знаешь… а я передумал. – Глубокий вдох и лицо окрасила слегка маниакальная улыбка. Никто не смеет права на такое отношение, и труп этого стрелка станет тому неопровержимым доказательством. В воздухе неторопливо стала материализоваться коса, излюбленное орудие Спейда, которым тот и желал покрошить своего оппонента. Плавным и нарочито элегантным жестом взявшись за древко, указательный палец свободной руки мягко лёг на лезвие, неспешно проводя по нему, настолько аккуратно, что оно не разрезало плоть. Этот металл не был тупым, он был острым настолько, что при желании без особо труда разрежет кости, словно масло. – Как думаешь, твои друзья очень обрадуются, если я отправлю им твою отсечённую голову в праздничной коробке? – Растягивая каждый слог, он упивался моментом, словно бокалом прекрасного красного вина: смакуя, запоминая, пытаясь различить малейшие нотки в этом букете вкусов. Тишину разрушил тихий смех. Он не спешил переходить в нападение. Когда ситуации принимали такой поворот, спешка играла лишь отягощающую  роль. Теперь, когда задето самолюбие и изначально составленная последовательность действий полетела к чертям, приходится импровизировать. А импровизация может сыграть злую шутку, потому что любая ошибка может стать фатальной. Глядя в глаза своему новоиспечённому врагу, закипая от желания пройтись по нему своим оружием, он неподвижно стоял, внимательно изучая его и думая: ч т о ж е д е л а т ь? Нападать в лобовую бесполезно, он показал уже свои превосходные навыки ближнего боя, карты не сработают, тем более что он уже видел принцип их работы. Ничего не поделать: придётся идти ва-банк. Снова надев на глаз свою линзу, анализируя Джи, он готовился к решающей атаке: либо он сейчас заденет его своей косой, в порошок стерев его личность, а затем и оболочку, либо проиграет, - как бы тривиально это не звучало. Всё должна решить одна атака, которая и покажет, на самом ли деле он был недостоин стать их частью, аль это окажется для них катастрофической ошибкой, которая по одному изничтожит каждого из них, любуясь этим зрелищем. Если их мнение заключается в том, что он не способен защитить невинных, способно ли они на это сами? Авось используют эту жалкую отговорку для прикрытия своих тёмных делишек. Окажись это правдой, тогда они точно достойны гибели от его руки. Как и десятки до. Мир необходимо избавить от скверны, и не важно какими путями.

+1

15

Что бы там не думал Джи, но к Козарто Примо не доехал. Что-то его настораживало в поведении лучшего друга. Какая-то недосказанность ощущалась на уровне подсознания. Что-то было не так. Хотя, вроде и поводов для подобных мыслей не было. И все же, все же...
Джотто, первоначально, решил сделать, как и договаривался с Арчери. Все же, Ураган, временами, был весьма уперт, и проще было уступить. Да и, не такая большая проблема - съездить к Шимон. Тем более, он давно не видел Козарто и соскучился по другу. Да и, Угетсу, про которого Примо ему писал, еще не был знаком с одним из основателей Виджиланте. А Джи.. А что Джи? Он все равно все расскажет. Джотто в этом не сомневался. И еще прощения будет просить, за секреты. Вопрос был в том, хватит ли у Джотто терпения, чтобы дождаться когда Арчери созреет для разговора.
Как уже говорилось, первоначально, Джотто собирался ехать к Шимон в гости, но вот незадача, гости решили сделать тоже-самое. Встретились они на полпути, в одном из городков Италии, совершенно случайно и провели за разговорами полдня, знакомясь с новыми лицами, Козарто привез кое-кого из своих новых друзей с собой.
Отдохнув ночь в гостинице, и уже возвращаясь в Палермо, утром следующего дня, Джотто предвкушал непонимающее и раздосадованное выражение лица Темпесты, когда он их увидит. Ведь, вернуться они должны были  в лучшем случае, через неделю-две.
В особняке никого не оказало. Только Лампо скучал у себя в комнате, но вышел поприветствовать босса. Хотя, Примо подозревал, что Гроза просто шел на кухню, куда и отправился, когда его отпустили после продолжительного тисканья и тормошения. Обследовав дом, и, так и, не обнаружив пропажу, Примо «развалился» на диване в гостиной, задумчиво уставившись в потолок.
- Скучаешь? - Голос Асари был неожиданным звуком в тишине дома, будто появившись из ниоткуда. И что он имел в виду, сложно сказать, то ли нечто абстрактное, то ли что-то конкретное.. Примо совсем не обратил внимания на то, что он сидел здесь в кресле с момента возвращения в особняк.
- Тебе не кажется это странным? - Спросил Джотто продолжая пялиться в украшенный лепниной и росписью потолок, даже не повернув голову на голос. - Он выпроваживает нас «погостить», а сам куда-то исчезает из особняка. - В голосе чувствовались нотки обиды и Угетсу улыбнулся, доставая свою любимую флейту. - Это как называется? - Блондин насупился поджав губы. - Вот ты мне скажи! - Он повернул голову к собеседнику, безошибочно определяя, где он находится.
- Это ревность? - Все тем же, спокойным голосом пошутил Дождь посматривая на босса и улыбнулся поднося флейту к губам. Через пару секунд комнату наполнила дивная мелодия, и находись кто-либо в этот момент на кухне видел бы как Лампо отложил еду.... на пару минут. Джотто же закрыл глаза и улыбнулся. Никто не мог так играть как Угетсу. Он воздействовал самой мелодией, ему и пламя было не нужно, чтобы всех успокоить. Поэтому, дальнейшие возмущения Примо улетучились, едва Угетсу начал играть. Это продлилось какое-то время. Нежная спокойная мелодия флейты плыла по комнате, вот только Примо не почувствовал себя успокоенным. А ведь надеялся на такой эффект, значит все не так просто. Джотто нахмурился, садясь прямо и открывая глаза.
- У меня ощущения, последнее время, что он что-то не договаривает. - Он посмотрел на собеседника. Угетсу нехотя прервался, чуть насмешливо глянув на непоседливого и неугомонного босса. - И я могу допустить мысль, что это свидание. Хотя мне непонятна такая таинственность. В конце концов, мы лучшие друзья. Вот только, получается, что это свидания с Алауди. Ты не заметил, что наш детектив работает сверхурочно и почти не появляется в особняке, приходя только на совещания? И дело тут явно не в его нелюдимости. - Асари пожал плечами, даже если он что-то и знал, рассказывать ничего не собирался. Самоустраняясь, не желая вмешиваться в отношения Примо и его лучшего друга. Джотто подался вперед и понизил голос. - Он меня избегает! - Тихо, но возмущенно добавил он и снова откинулся на диван.
- Может дело в Убийце? Я слышал, что его так и не поймали. - Угетсу вновь пожал плечами, он не видел смысла в этом разговоре, но зная Джотто, продолжал его поддерживать. Демонстрируя ангельское терпение и такт. Ведь, чем подозрительнее будет Джотто, тем быстрее он догадается..
- Хм.. Вот кстати, тот Иллюзионист!.. - Примо неопределённо махнул рукой в сторону улицы.
- Почему ты решил, что это иллюзионист? - С интересом задал вопрос хранитель, перебивая собеседника. Прекрасно зная, что увлекшийся рассуждениями босс, может позднее и не ответить на этот вопрос. Или, что более вероятно, додумается до того, до чего не стоит.
- Почему? - Джотто задумался, скрестив руки и склонив голову к плечу. - Почему.. Потому что, я видел трупы нескольких. Такие непонимающие выражения лиц, вперемешку с ужасом, могут быть только у тех, кто сражался с иллюзионистом. - Примо кивнул, для пущей убедительности. Он был абсолютно уверен в своей правоте, толком не понимая почему. - Жертвы весьма... Интересно, как он их выбирает. Ты же помнишь последнее собрание? Эти жертвы... Я бы хотел встретиться с ним. Как думаешь, он бы к нам присоединился? - Улыбающийся и воодушевленный Джотто посмотрел на хранителя с надеждой во взгляде. Еще один друг, сражающийся с отбросами общества. Даже сильно разжиревшими отбросами – был бы как раз кстати. Тем более, иллюзионистав среди них не было.
- Алауди называл имя. - Видя отвлекшегося Примо, улыбнувшись сказал Асари, снова поднося флейту к губам. Джотто нахмурился. Он не помнил, называл ли Алауди имя Иллюзиониста... на собрании. То есть, они собирались и обсуждали вопросы без него. Причем, обсуждали то, что ему не сказали. Что еще они утаили? "Сговорились" Вупор посмотрев на хранителя, Джотто поспешил строго спросить, зная, что начни Угетсу играть - он снова выпадет их реальности:
- Что я не должен знать? - Голос не был сердитым - не сказали, значит - это было необходимо, но подобные практики утаивания необходимо пресекать. Босс он или не босс, вообще?
Асари снова убрал флейту и прикрыл глаза, то, что это плохая затея - он догадывался с самого начала. Вот только рассчитывал, что с разгневанным Примо будет разбираться Темпеста, как и обещал.
- Асари Угетсу?! - Джотто повысил голос. - Я терпеливый, но терпение мое не безгранично.
Устало открыв глаза и посмотрев на Примо, он попытался рассмеяться, но его веселье не поддержали. Гневный взгляд блондина отбивал те крохи веселости, что еще оставались. Угетсу хотелось спросить, когда это Примо был терпеливым?
- У нас проблемы. - Со вздохом начал он, догадываясь, что еще пожалеет об этом. - Кто-то действует от имени Вонголы. Творя не пойми что, и всю ответственность скидывая на нас. Уже пострадали люди. - Примо вскочил на ноги, гневно и непонимающе уставившись на хранителя. - Джи и Алауди должны все выяснить и тогда...
- Почему я об этом не знаю?! - Впервые за время знакомства он повысил голос, но негодование бурлило в нем. Кто-то смешивал с грязью его детище, а собственные хранители ему об этом не говорят. Где-то на кухне что-то громко звякнуло, грохнуло и покатилось, после чего послышалось горестное мявканье. Примо ткнул пальцем в направлении, откуда слышалось шебуршание. - Лампо остался тут один! Накл ведь уехал на встречу. О чем вы вообще думали? - Джотто заметил, что медленно и угрожающе подходит к хранителю и остановился. Надо отдать должное Угетсу, испуганным он не выглядел, только в высшей степени виноватым. Примо шумно выдохнул и развернулся к окну. "Бессмысленно сейчас пытать Угетсу. Даже если он сказал не все что знает. Нужен первоисточник. А Джи все нет и нет. Ну я ему устрою!" Мстительно подумал он подойдя к окну и выглянув на улицу. Отличная погода для прогулки.
- Я иду к Алауди. - Решительно сказал Примо, поворачиваясь к хранителю. Угетсу был спокоен, как всегда. - А ты останешься с Лампо. - Примо кивнул. Отличное «наказание» для обоих, как он думал. Все же, Угетсу участвовал в заговоре, а «хомячок» на кухне и так никуда идти не собирается.
- Надеюсь, ты дашь им возможность оправдаться? - Асари улыбнулся и Джотто не смог не улыбнуться в ответ.
- За кого ты меня принимаешь? - Наиграно возмущенно, но не менее решительно ответил Вонгола. - Они оба будут наказаны! - Хмыкнул босс, уже направляясь на выход.
Но дойти до Алауди, как и доехать к Шимон, ему было не суждено. Уже углубившись в улочки Палермо, Примо почувствовал пламя. Где-то не далеко шло сражение. Бой с применением пламени. И более того, в бою участвовал Джи. Так что, нет ничего удивительного в том, что в свете последних новостей, на отголоски знакомого пламени, Джотто рванул так, будто от этого зависела его жизнь. Еще до конца не решив, что он будет делать когда его настигнет – карать или спасать. "И во что он опять вляпался?"
Вспомнился день знакомства. Много лет прошло с тех пор, а воспоминания были живы. Так же, как и чувства. Джи по-прежнему воспринимался лучшим другом, ради которого Примо был готов на все. Даже после подобных выкрутасов с утаиванием информации.
Появился он как раз вовремя. Два бойца, что уже проверили силы друг друга, замерли перед решающей атакой. Возможно последней для кого-то из них. Возможно. Если бы один неугомонный блондин не был бы против.
Остановившись ровно между противниками, не собираясь позволять дальнейший мордобой, Примо серьезно посмотрел на обоих, по очереди.
- Прекратите! - Спрашивать что происходит, как минимум глупо. Джи не устроил бы драку посреди улицы просто так. Нет, он, конечно, был эмоционален, но не был излишне импульсивен и глуп. Значит, с этим синеволосы они что-то не поделили. Вопрос в том, что именно?  С другой стороны, позволять подобное по какой бы то ни было причине, он не собирался. Еще не хватало, чтобы местные жители пострадали. – О простых жителях вы подумали, устраивая здесь такое? - Последних слов противника Джи он явно не услышал. прибыв только что.

Отредактировано Giotto (2016-11-30 07:16:23)

+2

16

Сказать, что Темпеста был зол, значит ничего не сказать, Спейд был не только отличным иллюзионистом, но и острым на язык оппонентом, в обоих аспектах Джи отдал ему должное как прекрасному противнику, в другое время, в другом месте, при другом раскладе вещей… Кто знает, может быть Спейд стал бы отличным союзником. Теперь Арчери понимал, почему никто не может найти «призрачного убийцу», такого попробуй поймай, все равно что дым ловить, голыми руками. Джи только хмыкнул на изречение Тумана, по поводу его становления «мешком с костями», оставшись внешне предельно спокоен, в душе он уже разделал на части этого наглеца, раз так пятьдесят. Нет, Джи вовсе не был столь глуп или самоуверен, прекрасно понимая, что схватка Урагана и Тумана может не принести победы никому из них. Ураган – разрушения, Туман – обман, такое противостояние легко может стоить жизни им обоим. Но отступать Темпеста не намерен, да и никто еще, на его памяти за последние несколько лет не мог довести его до ручки за несколько минут. Поэтому и тут Джи отдал своему противнику должное, Спейд умудрился довести его до состояния холодной ярости и вызвать только одно желание, убить на месте. Или умереть самому, с гордо поднятой головой. В памяти всплывают свое же собственное обещание. – Не беспокойся, Асари, гнев Джотто я возьму на себя. – Дьявол, кажется это будет первое обещание, которое он не сдержит, смешно до дрожи.
Пальцы только крепче сжимают лук, кажется, что уровень адреналина зашкаливает вместе с пламенем, грозя спалить своего хозяина изнутри. Давая почувствовать вкус настоящей войны, ощутить на языке тот привкус противостояния с достойным, по-настоящему достойным противником.
Джи видит, чувствует, ДиСпейд собрался идти в лобовую, кажется это будет завершающая атака, этот рывок определит победителя и проигравшего, этот удар покажет, что все-таки сильнее, тактика и просчет боя или иллюзии и обман. Собрав в кулак все свое пламя, вкладывая в этот рывок все. По губам скользит ухмылка, а в голове всплывает «пан или пропал». Перед глазами возникает образ лучшего и единственного друга, как сильно он опечалится если по возвращению от Шимон узнает о кончине хранителя и правой руки? Короткий вздох, вот именно, если, проигрывать Арчери просто не собирается, он еще не обезопасил жизнь своего «солнечного чуда». Алое пламя вспыхивает ярче тысячи солнц, грозя разнести все к чему прикоснется просто в пыль.
- Ты слишком самонадеян, Спейд, не дели шкуру не убитого медведя. – Тон выходит в разы надменнее чем хотелось бы, но это и к лучшему. Темпеста срывается с места, наблюдая ка стремительно сокращается расстояние между ними, секунда… И Джи вынужден отпрыгнуть назад, чтобы не врезаться в появившуюся из неоткуда преграду в лице Джотто , которого к слову тут вообще быть не должно, а значит очередная иллюзия. - "Твою мать!" - Сальто назад и Ураган поднимает свое оружие. – А ты на самом деле труслив, ДиСпейд. – С нотками сарказма произносит Джи, натягивая тетиву, целясь в стоящего перед ним блондина. – Второй раз я на подобные фокусы не куплюсь, - Джи поднимает лук, направляя наконечник стрелы немного вверх, Собираясь спустить стрелу и спалить к чертям и Спейда и его иллюзии.

Отредактировано G. Archery (2016-11-30 12:19:42)

+1

17

Бесконечно наблюдать можно за тремя вещами: как горит огонь, как течёт вода и как разъяренный Джи Арчери борется с непреодолимым желанием разорвать противника голыми руками на миллиарды микроскопических кусочков. Весьма милое зрелище, радующее глаз и вызывающее злорадное веселье, которому Деймон с нескрываемым удовольствием поддался. Ну, ничего с этим поделать нельзя, его любовь доводить людей до дрожащей ненависти к себе была слишком велика, чтобы отказать себе в подобных развлечениях. Ах, чего только стоят их лица, искажённые в столь негативных эмоциях! Они были так прекрасны и отвратительны одновременно, что мужчина зачастую терялся в догадках: ему это больше нравится или вызывает отвращение. Странно, конечно, но именно так и было. Сильно схватившись за древко косы двумя руками, и развернув лезвие в сторону врага, было слышно, как тихо трещали кожаные перчатки от напряжения. И это напряжение казалось не только физических воздействий, но и ауры вокруг: даже воздух казался каким-то не таким, словно понимал, что сейчас станется и замер в томительном и напряжённом ожидании. Благо, должно ждать не пришлось и разгорающееся алое пламя, так приятно слепящее глаза, стремительно помчалось в сторону иллюзиониста, который уже был готов отражать атаку, как всего через мгновенье расстояние между ними вновь увеличилось, а перед глазами мелькнуло что-то чёрное. Может быть, он бы сказал что-нибудь ещё особенно задевающее, второй раз вынуждая стрелка идти в атаку, думая, что это лично его решение, а не влияние силы со стороны, если бы не одно очень большое «но», достигающее космических масштабов.
Появление блондина на поле боя всё переворачивало верх дном. Ошарашенный подобным поворотом событий, Спейд просто смотрел на Босса Вонголы, находясь в какой-то прострации. Ещё бы чуть-чуть и у него бы отвисла челюсть, а глаза достигли бы размера чайных блюдец. Наверное, это был первый случай в его жизни, когда ему было мало того, что нечего сказать, да даже подумать было нечего. Абсолютный вакуум в голове с перекати поле. Он, конечно, предполагал разные варианты развития событий, даже невозможные, но ЭТО было ещё больше, чем невозможное. Хвала богам, что тут есть Ураган, который своими пламенными речами о ничтожестве своего оппонента, вывел того из состояния ступора, за что ему следует сказать спасибо, но делать это никто, естественно, не будет. Придя, наконец, в своё привычное состояние надменного наблюдателя, и окинув оценивающим взглядом новою появившуюся фигуру на игральной доске, мужчина отметил, что его подделка совершенно ничем не уступает оригиналу в визуальной идентичности, вызывая тем самым самодовольную ухмылку на бледном лице. Одинаковы, как отражение в зеркале. Правда, кое-что теперь неустанно гложело его: откуда он тут взялся? Если подумать, следуй он изначально за своим Хранителем, странно было столько времени молча наблюдать не ввязываясь в потасовку, тем более понимая, что у него претензии не к кому-то лично, а ко всей организации в целом, да и невозможно было не почувствовать столь сильную ауру рядом с собой, будь это изначально так. Да и к тому же, кто знал, что Джи натолкнётся на него в этом переулке? Это чистой воды случайность, никем не предвиденная. Значит, как только он оказался на месте, так сразу и влез. Но значит ли это, что он их целенаправленно искал? Тогда возникает вопрос: зачем ему это нужно? Что-то тут явно не складывалось и это раздражало иллюзиониста не на шутку: непонимание истоков приводит к тому, что рациональное решение проблемы попросту становится невозможным найти. Так откуда же, чёрт подери, он взялся и зачем сюда пришёл?  Этим двоим знать о том, что Деймон слабо понимает, как выкрутиться из этой ситуации, не обязательно. Даже не так, они не должны об этом узнать. «Если поразмыслить, это должно быть очень занимательно…» Хитрая улыбка сместила ухмылку с лица мужчины, который явно замышлял какую-то пакость. Безусловно, у него не было и шанса на победу, да и не в ней сейчас было дело. Если потребуется, сделать ноги он всегда успеет, это он умел лучше всего: растворяться в воздухе и не подавать признаков существования какое-то время. Но интерес к тому, что будут делать эти двое, вынуждал пока что оставаться на месте, чтобы посмотреть, к чему это может привести. Раз уж этот блондин говорил о том, что битву следует прекратить, атак в ближайшее время не ожидалось, от чего можно было вздохнуть спокойно и просто наслаждаться последующим действом. Может быть.
Слова Арчери о том, что второй раз на такой же фокус он не купится лишь веселили ещё больше. Растворив в воздухе косу и расставив руки в стороны, синие глаза странновато блестели, не предвещая ничего хорошего. Вздёрнув голову, иллюзионист заговорил, выдержав прежде театральную паузу: - Ну-фу-фу…Ну тогда стреляй, чего ты медлишь, стрелок?! Это твой последний шанс победить в этой битве и если ты его не используешь, «мой фокус» размажет тебя по стенке. – Вот он, голос человека, поглощённого азартом битвы настолько, что больше был схож на голос сумасшедшего. Маниакальная улыбка так и играла на устах, переливаясь разнообразными эмоциями, омрачая и без того пугающий образ безумца, коим тот, к слову, не являлся. Мастер фальши должен носить свою маску до самого конца. Победного или пораженческого - не играло никакой роли. Деймон прекрасно понимал: что стоящий между ним и Ураганом не иллюзия, а настоящий человек из плоти и крови, явно недовольный подобным раскладом, потому что картами последние несколько минут он не пользовался и даже не собирался; что Джи пока ещё не понял, кто именно пытается его остановить, действительно намереваясь выстрелить и покончить с этим цирком, наконец; что «иллюзия» не даст сорваться стреле с тетивы и спалить собой всё дотла. Это игра. Игра на нервах и восприятии. И пусть Туман прекрасно понимал, на что давить и на какие рычаги нажимать, чтобы не давать мозгу рационально мыслить в состоянии покоя, и пусть Небо прекрасно понимал, какую опасную заварушку пытается устроить первый - непонимание Джи играло в этом ключевую роль. Даже если его босс начнёт говорить о том, что он настоящий и что его Хранителю следует сложить орудие и просто поговорить, его никто не послушает, ибо однажды наступив на эту граблю, второй раз за вечер на ней оказаться вряд ли кому-то захотелось бы. Единственный способ остановить надвигающуюся катастрофу – это применить силу. И тут-то начиналось самое интересное: с одной стороны Ураган, свято верующий, что Спейд решил под конец вновь прибегнуть к уже использованному приёму, в надежде на спасение и явно сдерживающийся из последних сил, прицеливаясь, чтобы поразить обе цели одним разом и пойти дальше по своим делам. Жаль, конечно, что стрелку так и не удалось понять следующее: использовав подобный приём один раз – второй раз его использовать уже бессмысленно. Это ведь иллюзии: повергнув её однажды, второй раз на эту удочку нормальный здравомыслящий человек, а он именно таким и являлся, тут даже малейших сомнений не было, не попадётся. Хотя не стоит исключать возможность, что стрелок, не предполагал здесь появление этого человека. Вдобавок, Деймон не настолько глуп, чтобы использовать то, что заведомо приведёт к провалу. Однако было до невероятного интересно посмотреть, что же будет делать владелец красной татуировки: поймёт он всё-таки, что раз этот чудик открывается для атаки и осознанно подставляется под смертельный удар, дело обстоит не так, как кажется на первый взгляд. С другой – его друг, который понимает, до какого состояния иллюзионисту удалось довести правую руку, что тот готов уничтожить всё в радиусе нескольких километров и явно недовольный тем, что его продолжают использовать как игрушку в собственным целях, продолжая эти безбожные провокации. Что же он будет делать? Сложилось ощущение, что иного выхода, как остановить разбушевавшегося грубой силой, у него нет.  Или он пустит всё на самотёк, позволив злости вершить их судьбу?
«Что же вы двое будете делать?»

Отредактировано Daemon Spade (2016-12-20 16:15:14)

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC